Южная Америка

ПРОЦЕССЫ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ОККУПАЦИИ ГРАНИЦ НЕЗАВИСИМОЙ БОЛИВИИ

Последние полгода в левой прессе активно муссируется информационный пул о событиях в Венесуэле: попытках ультра-правой и нео-либеральной оппозиции, с поддержкой официального Вашингтона и центра латиноамериканских диссидентов в Майами (под управлением негласного советника Президента США по Латинской Америки и конгрессмена Марко Рубио), «свалить чавистский режим». Даже если не затрагивать остальные стороны проблемы (например, насколько Н. Мадуро не исказил в своём правлении вектор развития Венесуэлы, избранный его предшественником, вождём венесуэльской боливирианской революции Уго Чавесом), то всё же сразу бросается в глаза существующий определённый перекос в уровне освещаемости во всемирных СМИ двух латиноамериканских государств членов ALBA, Венесуэлы и Боливии. Для тех, кто сочувствует борьбе за независимость и экономическую интеграцию Латинской Америки, эта проблема очевидна: если Венесуэле посвящена масса материалов, о животрепещущих проблемах Боливии, например, да и о других странах членах ALBA, информации до скудости мало. Информационная волна о весенней попытке нового переворота в Венесуэле и об эскалации событий в Каракасе перекрывает собой данные об обострившихся рисках, стоящих перед Боливией: правительство Эво Моралеса представляет неудобство для США не менее, чем «чавистский режим» Н. Мадуро. Учитывая элементы схожести «гибридных войн», ведущихся североамериканскими специалистами, при различии геополитического положения центрально-американского государства Венесуэлы и южно-американского государства Боливии, осветить группу рисков, их актуальность и непредсказуемость, стоящие перед последним, которое входит в группу так называемых «стран Южного Конуса», нам помогли единомышленники из Сантьяго-де-Чили, а именно с этой страной граничит Боливия, и её пограничники рискуют именно на боливийско-чилийской границе, на которой со стороны Чили всё чаще и чаще отмечают присутствие североамериканских военных специалистов. Чем они занимаются?
Чили и Боливия исторически имеют ряд территориальных притязаний на и пограничные территории; и это даёт возможность, под эгидой «защиты интересов Чили» осуществлять подготовку к военному вторжению на северные территории Боливии. К 3-му году президентства в Чили пиночетиста Себастьяна Пиньеры (южноамериканского олигарха и неолиберального политика популиста, который избран Президентом страны второй раз, и после президентства Мишель Бачелет его президентский срок будет вторым в его политической карьере. Именно Себастьяну Пиньере принадлежит руководящая роль в активной реализации проекта ОАГ ПРАСУР, который предполагает размещение на южноамериканских приграничных территориях военных баз Южного командования США, на которых размещены чилийский и североамериканский военный контингент. Кроме довольно крупных военных баз, контролирующих Южную Патагонию (Огненная Земля в Чили), по существующему ряду Договорённостей, осуществлённых между Южным Командованием МО США (Командованием специальных операций SOCSOUTH) и правительствами Аргентины, Перу и Бразилии), после серии деловых визитов в Сантьяго-де-Чили заместителя министра обороны США Патрика Шэнахэна,на данной территории, также, как и везде, где присутствует североамериканская военщина, размещены и многофункциональные военные базы локального действия и оперативного передвижения, с кодовым названием Lili pad. Вместе с крупными базами на приграничных территориях Перу, Чили Аргентины, они образуют кольцеобразную системную оккупацию границ Боливии, осуществляемую силами трёх южноамериканских стран. Со стороны Аргентины это Абра-Пампа (регион Жужуй), со стороны Перу а база на побережье озера Титикака, и со сторон), бразильская же крупная военная база на территории Рондоньи осуществляет координационную роль, так как одной из задач SOCSOUTH официально является «осуществление и поддержка, а также обучение принимающей страны под руководством USSOHCOM профессиональных военных контактов с вооруженными силами Латинской Америки», — чисто чилийский или аргентинский военный контингент уже нельзя назвать региональным, так как обучение как чилийские, так и аргентинские военные проходят на базе Южного Командования США. Для обучения военным операциям на севере Чили, в пустыне Атакаме, в 40 км от г. Антофагаста, уже несколько лет проходят военные учения под названием «Estrella Austral», объединяющие FF.AA. из Чили, и США. Каждый год проходящие учения «Estrella Austral насчитывают около полутора тысяч задействованных в них представителей чилийского спецконтингента, под руководством около 300 военных специалистов США из JSOTF «Объединенной целевой группы специальных операций», с участием каждый год обновляющейся базы авиа- и броне-техники. В рамках учений «Estrella Austral» присутствуют представители Бразилии, Колумбии, Мексики, Парагвая, а также Испании и Великобритании, которые формально находятся южно-американских военных учениях в качестве наблюдателей. Цель «Estrella Austral» «воссоздание успешного взаимодействия и увеличение оперативных возможностей и развертывания подразделений Объединенной целевой группы по специальным операциям, в том числе в случае военного конфликта с Боливией, на севере Чили близ городов Арика и Паринокота. В последние два года наблюдается радикальное изменение конфигурации североамериканской политики в отношении региона. «Estrella Austral» являются далеко не безобидными с точки зрения безопасности южно-американского региона Латинской Америки, и многие наши интернациональные товарищи из этих стран расценивают проходящие в пустыне Атакама военные учения как «новую угрозу североамериканского империализма против регионального мира». Она реально ощущается в связи с общей геополитической стратегией США, основополагающим направлением которой является милитаризация континента и усиление военного присутствия, особенно для контроля антарктической акватории, где приграничная инфраструктура постоянно разрастается и развивается в военно-техническом плане. В августе 2018 посол Аргентины в Ла-Пасе (Боливия) Нормандо Альварес подтвердил, что правительство президента А. Макри разместило военные части в Муниципалитете Абра-Пампа, в провинции Жужуй, и эта база находится всего в 70 км от границы с Боливией. Вместе с располагающимися военно-морскими базами в районе Неукена и Ушуайя, где также происходит усиление военного контингента, она представляет собой одну из вершин треугольника «тройной границы», окружившей в настоящее время приграничные трритории Боливии. Летом 2019 г. Ариэль Бастейру, также представитель иностранного дипкорпуса в Ла-Пасе (Боливия), сделал заявление в прессе о том, что Президент Боливии «Эво Моралес не контролирует незаконный оборот наркотиков, осуществляемый воздушным транспортом, а также контрабандный вывоз Лития». Это сообщение оказалось было предпринято очень «вовремя»: усилив давление США на правительство Эво Моралеса, которое ограничивает деятельность DEA, силовой структуры США по борьбе с наркотрафиком, представители которой привыкли действовать почти на всей территории Латинской Америки как у себя дома. Неолибералы и консерваторы популистского и ультра-правого толка склонны рассматривать период правления Президента Эво Моралеса, начавшийся с 2006 года, как период экономической регрессии и дальнейшего обнищания боливийцев. Однако они забывают о том, что политическая нестабильность 2003-2005, отличалась интенсивностью бурных протестов против правительственных планов разработки открытых месторождений природного газа в Боливии, и особенно тяжело это страна переживала на фоне природной этно-национальной смешанности, присущей Боливии: здесь много значимых групп коренных (индейских) народов, занятых в традиционном для этой страны аграрном секторе работе на плантациях коки. Коканеро всегда составляли большинство аграрных рабочих Боливии, и к 2006 года именно их профсоюз выдвинул из своих рядов политического деятеля новой формации. Эво Моралес, по национальности индеец аймаро, в глазах представителей коренных народо является наиболее аутентичным выразителем их интересов. И за три года, прошедшие со времени его избрания на президентский пост, в 2009 году, Боливия показала самые высокие темпы экономического роста в Южной Америке, которые оставались на достаточно высоком уровне до 2012 2013 гг., когда достаточные цены на сырьевые ресурсы позволяли экономике показывать устойчивые показатели. Боливия долго имела положительное сальдо торгового баланса, и вместе с правлением Эво Моралеса глобальная рецессия, казалось, замедлила свой рост и отступила. Однако экономический кризис в странах, для которых долгое время характерна капиталистическая формация, надолго не отступает: он может долго стоять у порога, но рано или поздно напомнит о себе. Однако, когда в странах, где правительства дружественны народным массам и уделяют внимание социальным преобразованиям, соседи привыкли обращать особенное «внимание» на проявление начинающихся экономических проблем, не давая отчета в том, что в данном случае это может быть связано не только с тем, что правительство в порывах социалистического преобразования забывает о начавшей хромать экономике, при принятии «поспешных решений о национализии ряда экономических отраслей». Но ведь последнее просто не выгодно для крупных Транс-национальных корпораций, закрывающих глаза на эти страны, в которые становится не принято инвестировать капиталы, так как им кажется, что это граничит с непозволительным риском. Однако до 2006 года, как справедливо отмечают экономисты из команды Эво Моралеса, даже принятие нового капитализирующего закона об углеводородах, которые позволии к 2005 году который улучшил и нвестиционный климат в стране, не решил проблему с экономической рецессией, сказывающейся на дальнейшей политико-экономической напряженности в Боливии. Существует авторитетное в Южной Америке мнение среди представителей левых сил из трёх южноамериканских стран, согласно которому эскалация гражданской конфронтации и попыток военного переворота в Венесуэле весной текущего года (который инспирировало SOCSOUTH США), носит характер так называемого «Конфликта низкой интенсивности» скорее всего, «долгоиграющего», и в конечном итого мотивированного полифонично, и в качестве одной из поставленных целей призванного осуществить некие манёвры для «отвода глаз» от куда более серьёзных намерений в отношении стран Южного Конуса. Этот обходной манёвр, в исполнении североамериканской марионетки Х. Гуайдо, и подкупленных и предавших боливирианское венесуэльское правительство представителей GNB, был проведён, впрочем, и с немалой долей надежды североамериканских ястребов Конгресса (во главе с Марко Рубио) на то, что поставленная задача в Каракасе всё же будет выполнена, и правительство Н. Мадуро падёт. В настоящее время всем офицерам GNB, предавшим чавистское правительство, арестованным и обезоруженным, провели допросы и вынесли приговоры силовые структуры Каракаса, также из GNB и др. спецслужб, выяснив при этом, что каждый из задуманных Пентагоном конфликтов в странах с неугодными официальному Вашингтону правительствами, проходит в рамках перетекания «конфликта низкой интенсивности» в регионе Южного Конуса, в решающий этап «гибридной», или нетрадиционной войны. Преследуемая цель деморализация стран представителей организации, мешающей интересам США в регионе ALBA (Венесуэлы, Боливии, Никарагуа и Эквадора. В последнем операция прошла успешно для североамериканских спецслужб выдвинутый от правящей партии «гражданской революции» в Эквадоре во главе с Рафаэлем Корреа представитель на роль нового Президента страны, Ленин Морено, как оказалось, преследовал в своих действиях совсем иные цели, чем думал Р. Корреа, ранее считавший его другом и единомышленником. Л. Морено пришел к власти не для того, чтобы продолжать развитие Эквадора в рамках «гражданской революции», — а для того, чтобы Эквадор вновь стал подотчетной США банановой республикой. И этот план, к сожалению, удался, — ми американские военные вернули себе территорию эквадорской военной базы Манта, имеющей важное для США геополитическое значение… Однако очевидно, что правительство Д. Трампа на данном этапе пока что не намерено вступать в конфликт с российскими капиталовложениями и российской военной техникой в Венесуэле. Как Боливия, так и Венесуэла, в глазах официального Вашингтона «имеют одинаковую идеологическую модель», являясь странами с режимами, угрожающими интересам демократии в регионе». Обе страны при этом обладают также схожим геополитическим значением, каждая в своём регионе ЛА: Венесуэла обладает одним из крупнейших запасов газа и нефти в мире (8-е место), имея торговые отношения с «левыми» странами на льготных условиях, что не может не возмущать США. Боливия также является одной из крупнейших в Латинской Америке по добычи газа, занимая 6-е место. Таким образом экономики обеих стран зависят о от экспорта нефти и газа. Если в Венесуэле самые большие запасы нефти в мире, то в Боливии самые большие запасы лития, разработки месторождений которого также имеют фундаментальное изначение и перспективный стратегический характер, так в ближайшем будущем, когда мировая общественность, придя к осознанию, что к запасам нефти нельзя относиться волюнтаристски; в перспективе, как говорят профессионалы, это должно перерасти в осознание необходимости с изменением энергетической матрицы планеты, не делающей более упор на природные запасы «черного золота». Ведь иначе уже к 2067 гг. запасы нефти в мире могут оказаться исчерпаны, а они не восполнимы. Поэтому многие страны готовятся к процессу реконверсии энергетической матрицы в глобальном масштабе, вплоть до перехода на новую энергетическую матрицу, функционирующую на основе лития.
Соседи Боливии Чили и Перу отклоняют все попытки её правительства договориться о восстановлении права на выход к Тихому океану через Атакаму, который Боливия уступила Чили в 1884 году. Вместо того, чтобы пойти навстречу в рамках добрососедских отношений, правительство Чили остаётся верно капиталистическому, империалистическому отношению к соседям, и ограничивает свои уступки тем, что предлагает неограниченный и «бесплатный» доступ через свою территорию боливийскому природному газу, а тем временем совершая одна за другой политические провокации на границе с Боливией, где, как мы увидели выше, стянуто довольно много военных сил США и представителей латиноамериканских стран, служащих в частях Южного командования США. Совсем недалеко срок предстоящих президентских выборов в Боливии, где оппозиция нагнетает атмосферу антидемократического варианта необратимости долгого правления одного Президента, Эво Моралеса. Учитывая, что в Боливии довольно строгие, по сравнению с большинством стран Латинской Америки и Европы, законы об участии населения в Президентских выборах, оппозиция понимает, что, если Эво Моралес добьётся изменения пункта Конституции в стране, касающегося длительности пребывания народного избранника на президентском месте, то планы на переизбрание его могут оказаться сорванными. Для капиталистически ориентированной части городского населения, которое продолжают идеологически обрабатывать лидеры оппозиции, это будет означать крайнее отсутствие свободы выбора, на чем готовы сыграть как местный, потеснённый социальными изменениями, олигархат и оппозиция, так и Пентагон, которому правительство Трампа может дать волю, а ведь почти все страны Южного Конуса ныне повернулись «вправо», и только Боливия «отстаёт».

Алёна Агеева, аналитик, Комиссар 11-й Сетевой Ставки (Южная Россия)
Гизела Лопес, Министр связи Боливии (Боливия), специально для Resistentiam.com

Spread the Revoluton
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.