FAQ Восточная Европа

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ: СТАГНАЦИЯ ИНСТИТУТОВ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ КАК ОТКРЫТЫЙ ПУТЬ К ПОДГОТОВКЕ РЕВОЛЮЦИИ

Все факты, приведённые мною ниже: есть не просто описание фактов пессимистического и замедленного финала того, что весь мир привык называть «Российская Федерация». Почти 30-летней дико-капиталистической и преступной схеме, в прикрывшей свою вялотекущей безумной смесью из милитаристской агрессии «бонапартистского» типа и калькой антинародной нео-либеральной экономики, — в политики внутренней, — есть повод задуматься и самоорганизоваться -всем адекватным и грамотным оппозиционным прогрессивным организациями страны, максимально использовав и не утеряв этой долгожданной ПРЕДРЕВОЛЮЦИОННОЙ СИТУАЦИИ, о которой мы так много говорили…

Завершившийся электоральный цикл характеризуется подтверждением «ресурса прочности» действующей политической системы и, вместе с тем, обнаруживает ускорение процесса «изношенности» и «распада». В пользу данного обобщения свидетельствуют сбои в системе «управляемой» демократии и формирование критического «молчаливого большинства», демонстрирующих позицию абсентеизма, усталости и раздражения на фоне роста социальной напряженности и неуверенности в будущем.

Партия власти, Единая Россия сохранила контролирующие позиции в политическом пространстве на региональном и местном уровнях, при достижении успехов системной оппозицией (ЛДПР, КПРФ, «Справедливая Россия» — партия-наблюдатель, интегрированная на ассоциативном базисе в Социнтерн, не подавшая за последние 5 лет в его Лондонский штаб-квартиру ни одного отсчёта) в проблемных регионах (прежде всего, Дальний Восток и Сибирь). Но, если исходить из того, что Единая Россия выполняет роль «координатора» и «транслятора» власти, оценка результатов выборов показывает сужение возможностей воспроизводить сложившуюся матрицу политической жизни.

Во-первых, в позициях партии власти, привязанной к принятию решений, в том числе болезненных, и непопулярных для большинства населения присутствует дефицит «людей и идей», осмысленная кадровая политика, отягощенная сословными, коррупционными и узкогрупповыми интересами. Формула «обязательности» политической стабильности, сохранения единства страны перед внешними угрозами перестает работать, так как не определяется внутренней мобилизацией, солидарностью элит и общества и перекладыванием рисков, ухудшением жизни на «рядовых россиян». Примечательно, что выступление главы «РосГвардии» Золотова вносит «лепту» в потерю имиджа действующей власти, так как объективно стимулирует рост популярности и известности, выхода за пределы «протестной общественности» Навального как человека с президентскими амбициями и показывает нелепость «топорного патриотизма». Риторика антиамериканизма и демонстрация офицерской чести выглядят неубедительно и вызывают негативные оценки на фоне умелого «использования» Алексеем Навальным антикоррупционных схем как фактора демонтажа и делигитимации действующей системы власти.
«Молчаливое большинство», не участвующее в выборах, испытывает чувство глубокого пессимизма, разочарования и апатии, что, с одной стороны, в рамках действующей политической системы, воспроизводит ощущение стабильности, не переходит в состояние открытой конфронтации с властью, с другой — ведет к деградации политики как инструмента мобилизации и обеспечения безопасности общества. Практически, Россия не может реализовать схему «концентрации ресурсов», так как население (70%) не готово к безграничному самопожертвованию на фоне стандартов «двойственного» патриотизма элит, призыва к обществу противостоять «агрессии и русофобии» — со стороны Запада и продолжать политику «жизни на Западе», отношения к России как к пространству власти и денег, и создания собственного будущего за её пределами.

В аспекте безопасности исследуемой страны важно подчеркнуть, что сценарий «цветных революций» маловероятен, но ускорение дезинтеграции, накопление критических точек в разных сферах жизни создает ситуацию непредсказуемости. Временная искусственная парализация социальных и этнополитических конфликтов требует постоянной поддержки в виде ужесточения контроля над настроениями населения, мониторинга радикализма и экстремизма. Критическое большинство выработало позицию, которая, если брать аналогию с советским периодом, есть безучастность и безразличие относительно распада политической и территориальной целостности страны. Нагрузка на «фактор Путина» растет, так как действующие политические партии утратили влияние и обратную связь с населением.
Однако, образ лидера и гаранта общественного мира перестает действовать в условиях разочарования в политике, усиления раскола элит и скоординированности санкционной политики со стороны Запада, резко сужаются возможности пропагандистского воздействия на население и «ручного управления» политическими процессами. Россию в большей степени ожидают три сценария. Сценарий «вялотекущей стагнации» основывается на исчезновении ресурса прочности власти в 3-5 летний период, ослабление позиций института президента и переход к сделкам с региональными и национальными элитами. Сценарий «изменений ради.

В аспекте безопасности важно подчеркнуть, что сценарий «цветных революций» маловероятен, но ускорение дезинтеграции, накопление критических точек в разных сферах жизни создает ситуацию непредсказуемости. Временная парализация социальных и этнополитических конфликтов требует постоянной поддержки в виде ужесточения контроля над настроениями населения, мониторинга радикализма и экстремизма. Критическое большинство выработало позицию, которая, если брать аналогию с советским периодом, есть безучастность и безразличие относительно распада политической и территориальной целостности страны. Нагрузка на «фактор Путина» растет, так как действующие политические партии утратили влияние и обратную связь с населением.

Однако, образ лидера и гаранта общественного мира перестает действовать в условиях разочарования в политике, усиления раскола элит и скоординированности санкционной политики со стороны Запада, резко сужаются возможности пропагандистского воздействия на население и «ручного управления» политическими процессами. Россию в большей степени ожидают три сценария. Сценарий «вялотекущей стагнации» основывается на исчезновении ресурса прочности власти в 3-5 летний период, ослабление позиций института президента и переход к сделкам с региональными и национальными элитами. Сценарий «изменений ради сохранения власти» опирается на политический ребрендинг Единой России, усиления антикоррупционной риторики и принуждения бизнеса к выполнению социальных обязательств, что содержит гарантию прочности на 5-6 лет. Сценарий «падающего домино» возможен при конфликте интересов внутри правящего класса, поддержки протестных настроений со стороны конкурирующих групп в мегаполисах и выхода из-под контроля центра национальных элит на Северном Кавказе, Поволжье, Якутии, где уровень сепаратистских настроений местных элит не только высок, но и близок к высокому асоциальному градусу при наступлении политического кризиса и формированию новых национальных государств.

И последнее слово от себя, — как ещё один грамм оптимизма в нашей революционной перспективе: три года назад нашей интернационалисткой организацией разработана концепция «социалистического транс-регионализма» — как этапа временной деконструкции капиталистического мира: уже эффективно ведётся работа по «левому политическому повороту» — регионалистов, сепаратистов и сторонников временной меры глобальной децентрализации.
Дерзайте, товарищи! Время учиться друг у друга, грамотно консолидируясь на уровне низового, горизонтального стратегического Сопротивления.

 

Алёна Агеева
социальный философ, аналитик
Комиссар 11-й Сетевой Ставки
(Южная Россия и Кавказ)
Интернационала Боевого Социального Действия «ЮГО-ВОСТОЧНАЯ ЗВЕЗДА»

Spread the Revoluton
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.