FAQ

ЗАКОНОМЕРНЫЙ ФЕНОМЕН: РАБОЧАЯ СИЛА УДВОИЛАСЬ В МИРЕ

Наш Мир нуждается в радикальной новой модели интернационализации и новой революционной политике, которая будет способствовать повышению благосостояния трудящихся во всем мире.
До тех пор они будут обделены и обмануты.
Грядущий Бунтующий Мир должен отказаться от модели глобализации основанной на Вашингтонском Консенсусе, которая была в свое время разработана совершенно для другой глобальной экономики.

Капитализм с момента своего возникновения поглощает все сферы общественного производства, включая и производство самого человека:
“Как только созрели условия, необходимые для возникновения капитала, как только в полную силу заработали законы движения капиталистического способа производства, этот раскрученный маховик противоречий уже нельзя было остановить. Капитал как гигантский пылесос начал втягивать в себя прибавочный труд, постоянно расширяя сферу своего влияния, захватывая в себя обломки старых общественных отношений”.
Процесс расширения сферы влияния и “всасывания” прибавочного труда является определяющим в системе капиталистических отношений. Движущей силой этого процесса является противоречие между стремлением капитала “сводить к все уменьшающемуся минимуму рабочее время, необходимое для производства товара, а, следовательно, также и количество производительного населения по отношению к массе продукта”, с другой стороны наоборот “чтобы накоплять, превращать прибыль в капитал, присваивать возможно большее количество чужого труда”.
Промышленная революция, внедрение в производство машин и их постоянное совершенствование в XIX в. было проявлением этой первой противоречивой тенденции капитала, радикально преобразовавшей мир. Маркс отмечал: “…дешевизна машинного продукта и переворот в средствах транспорта и связи служат орудием для завоевания иностранных рынков. Разрушая там ремесленное производство, машинное производство принудительно превращает эти рынки в места производства соответствующего сырого материала. Так, например, Ост-Индия была вынуждена производить для Великобритании хлопок, шерсть, пеньку, джут, индиго и т. д.”
В XIX в. указанное противоречие выразилось в индустриализации европейских стран и возникновении “отстающих в развитии” стран Третьего мира. Последние превратились в поставщиков сырья для быстро развивающихся экономик Запада. Однако, изменение органического строения капитала в сторону увеличения доли постоянного капитала по сравнению с переменным (сейчас это называется термином капиталовооруженность труда или по англ. capital/labor ratio) в странах ядра, привело к понижению нормы прибыли. По этой причине капитал начал искать более выгодные варианты для инвестиций в периферийных странах.

После деколонизации во второй половине XX в., мы увидели развитие капитализма в странах Третьего мира и, как следствие, совсем недавнее по историческим меркам (начиная с 1980-х годов) разрушение некапиталистических форм хозяйствования в Индии, Китае, Бразилии и в других странах, где миллионы крестьян пополнили армию наемных работников, продавая свою способность к труду на многочисленных городских фабриках, заводах и в офисах. Это глобальное пополнение мирового рабочего класса было дополнено включением в него работников бывшего социалистического блока. В этом проявилась вторая сторона противоречия, капиталистическая форма организации труда, включая их в систему производства, делает их труд производительным, приносящим прибавочную стоимость в рамках капиталистического производства.
Но остается открытым вопрос, а на сколько увеличился мировой пролетариат в целом? Дать примерное представление может статья Фримана Р. “Что действительно беспокоит Европу (и Америку): удвоение глобальной рабочей силы”. Статья увидела свет в 2010 г., но оценки в ней не устарели. Единственное, на что следует обратить внимание, что статья по духу реформистская, преследующая цель показать пути сглаживания противоречий в рамках капиталистической системы, а не их полного устранения. Ниже приводится ее перевод.
«Как рабочие из развивающихся стран меняют глобальную экономику?
Мировое экономическое сообщество и лица, ответственные за проведение экономической политики, как в правительствах, так и в международных институтах еще не в полной мере осознали самое фундаментальное экономическое событие эпохи глобализации удвоение глобальной рабочей силы.
Удвоение, о котором я говорю, это увеличение числа людей в мировой экономике, которое произошло в результате того, что Китай, Индия и бывший Советский Союз теперь включены в рыночный капитализм.
В 1980 г. глобальная рабочая сила состояла из рабочих в развитых странах, части Африки и большей части Латинской Америки. В этих странах работало около 960 млн. человек.
Рост численности населения главным образом в более бедных странах привел к увеличению числа наемных работников в этих странах до примерно 1,46 млрд. человек к 2000 г.
Но в 1980-х и 1990-х гг. рабочие из Китая, Индии и бывшего Советского блока вышли на глобальный рынок труда. Конечно, эти рабочие существовали и раньше. Разница, однако, заключается в том, что их экономики внезапно присоединились к глобальной капиталистической системе производства и потребления.
В 2000-2018 годах г. эти страны пополнили мировую армию труда на 1,47 млрд. работников фактически удвоив размер рабочей силы в мире.
Эти новые участники мировой экономики не принесли с собой значительный капитал, потому что они были бедными или потому, что капитал, который у них был, имел мало экономической ценности.
Используя данные Penn World Tables, я делаю вывод о том, что вступление Китая, Индии и бывшего советского блока в мировую экономику сократило глобальную капиталовооруженность (capital/labor ratio) на 55-60%.
Капиталовооруженность труда является важнейшим фактором, определяющим величину заработной платы работников и долю капитала. Чем больше капитала приходится на каждого работника, тем выше будет их производительность и оплата. Снижение капиталовооруженности в глобальном масштабе смещает баланс сил на рынках в сторону капитала, поскольку все больше рабочих конкурируют за работу с этим капиталом.
Даже учитывая высокую норму накопления у новых участников по оценкам Всемирного банка, в Китае она составляет 40% ВВП потребуется около 30 лет, чтобы мир вновь достиг прошлого уровня капиталовооруженности среди стран, которые ранее составляли мировую экономику.

Наличие вдвое большего числа работников и почти одинакового объема капитала оказывает большое давление на рынки труда во всем мире. Это давление затронет трудящихся в развивающихся странах, которые традиционно участвовали в мировой экономике, а также трудящихся в развитых странах.
Страны, которые надеялись расти за счет экспорта дешевых товаров и использования такой же рабочей силы, должны искать новые сектора, в которых можно продвигаться если они хотят сделать это в рамках мировой экономике».
Мексика, Колумбия или Южная Африка не могут конкурировать с Китаем в промышленности, если китайская заработная плата составляет четверть или около того от их тем более, что китайская рабочая сила примерно так же производительна.
Появление 1,47 млрд. новых рабочих также оказывает давление на рабочую силу в развитых странах. Традиционная история торговли заключается в том, что большинство трудящихся в развитых странах получают выгоду от торговли с развивающимися странами, поскольку работники из развитых стран являются квалифицированными, а работники из развивающихся стран неквалифицированными.
Но этот анализ становится все более устаревшим из-за огромных инвестиций, которые крупные развивающиеся страны делают в человеческий капитал. Китай и Индия производят миллионы выпускников колледжей, способных выполнять ту же работу за гораздо низкую плату, чем выпускники колледжей в Соединенных Штатах, Японии или Европе.
К 2019 г. Китай выпустит больше докторов наук в области естествознания и техники, чем Соединенные Штаты. Огромное количество высокообразованных рабочих в Индии и Китае угрожает разрушить традиционную модель торговли между развитыми и менее развитыми странами.
Исторически сложилось так, что передовые страны внедряют инновационные высокотехнологичные продукты, требующие высокооплачиваемых работников и обширных исследований и разработки, в то время как развивающиеся страны специализируются на старых продуктах производства. Причина этого заключалась в том, что развитые страны имели монополию на ученых, инженеров и других высокообразованных работников.
Поскольку Китай, Индия и другие развивающиеся страны увеличили число выпускников университетов, эта монополия на высокотехнологичный инновационный потенциал уменьшилась. Сегодня большинство крупных транснациональных корпораций имеют центры НИОКР в Китае или Индии, так что центр технологического прогресса может измениться.
Конечно, темпы технологического догоняющего роста будут ускорятся, снижая лидерство развитых стран над развивающимися странами с более низкой заработной платой.
Бизнес-эксперты сообщают, что работа в области информационных технологий, которая охватывает, возможно, 10% занятости в Соединенных Штатах, может и в конечном итоге будет смещена в сторону низкооплачиваемых высокообразованных работников в развивающихся странах.
Если России все-таки удастся привести свою дикую экономическую модель, — в ещё более дикую, — усовершенствованную нео-либеральную, давление рынка труда на образованных и квалифицированных работников будет расти.

Вхождение Китая, Индии и бывшего Советского блока в мировую капиталистическую экономику является поворотным пунктом в экономической истории. Впервые подавляющее большинство людей будет работать в условиях рыночного капитализма, имея доступ к самым современным технологиям.
Рабочие в этих новых странах, вступающих в глобальную капиталистическую систему, должны добиться больших успехов в сокращении масштабов нищеты, как это действительно произошло в Китае и Индии за последние 10-15 лет.
Но для трудящихся во всем мире этот переход будет долгим и трудным более грандиозным, чем переход, связанный с восстановлением Европы и Японии после Второй Мировой Войны.
В развитых странах реальная заработная плата и/или занятость, вероятно, будут расти медленнее, чем в прошлые годы. В развивающихся странах, которые традиционно были частью мировой экономики, рабочие места в промышленности находятся под угрозой.
Они, вероятно, увидят перенос рабочей силы в область теневой экономики с ростом бедности, как это произошло во многих странах. Китай и Индия сами, вероятно, столкнутся с проблемами. Неравенство в Китае и бывшем Советском блоке возросло беспрецедентными в экономической истории темпами. Неравенство исторически было высоким в Индии.
Большое число сельских рабочих в Китае и Индии может проиграть от глобализации, и создать угрозу социальных беспорядков, особенно в недемократическом Китае.
Что все это означает для лиц, ответственных за проведение экономической политике и должностных лиц Всемирного банка и их коллег в международном валютном Фонде?
В течение длительного времени Всемирный банк и МВФ, как правило, в экономических проблемах винили недостаточную гибкость рабочей силы и финансово безответственные правительства с чрезмерными расходами на системы социальной защиты и государственное вмешательство в экономику.
МВФ, в частности, стремился защитить капитал, особенно иностранный, о чем ясно свидетельствуют его действия в Аргентине. Но в условиях, когда мировая рабочая сила удвоилась, капитал способен позаботиться о себе сам.

 

Товарищ Клаус Раутендорф,
Политолог, экономист, активист
Коммунистической партии «Roter Morgen»
(г. Гамбург, Германия)
специально для resistentiam.com

Spread the Revoluton
  • 6
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    6
    Поделились

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.