Западная Азия Южная Азия

ГРЯДУЩАЯ ПРОГРЕССИВНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ИРАНЕ: ОТЧЁТ ПОШЁЛ

Наши товарищи из России часто рассказывают нам, что в их уже капиталистической стране часто с удивлением спрашивают: «А что, партия «Тудэ» ещё существует?». Да, товарищи, мы выжили в подполье и вышли из него, набравшись сил, спустя сорок лет… В 100-летие Великой Октябрьской Революции вышли из подполья не только «ТУДЭ»; в октябре 2017 г. во имя свободы и справедливости в Иране «на поверхность» вышли и начали активный процесс консолидации: Народная Партия «Тудэ», Армия «Народных моджахедов Ирана», Организация моджахедов иранского народа (ОМИН), группировки бойцов фидаинов и много других организаций, люди которых понимают, что Иран и его простой народ нуждается в спасении. В спасении от социального унижения и откровенного нищенства…

После нашей первой попытки «встать на ноги» и показать огромным, многоярусным властным структурам, наросшим за последние 40 лет и превысившая антинародные преступления Шейха Реза Пехлеви, что иранское население имеет предел терпения, начались теневые массовые репрессии со стороны карателей из КСИР (Корпуса стражей Исламской Революции): людей, замеченных в активных народных движения в декабре 2017 г., из самых разных организаций, — вламывались ночью в дома, вывозили с семьями в горы и дальнейшая судьба их неизвестна…

Есть в капиталистической Российской Федерации один трагический момент, схожий с ситуацией в Иране: это ПОСТОЯННАЯ МАССОВАЯ ЛОЖЬ. В российской медийной национал-патриотической среде активно муссируется информационная ложь, спонсированная буржуазными капиталистическими элитами во главе с гражданином Путиным; о том, что «подъём оппозиционных сил в Иране против действующего властного режима, — финансовая и технологическая работа агентов ГосДепа США». Это ложь. Так могут говорить и писать «комнатные люди» с денежными поощрениями и своими мониторами, за пределами которых они ни видели ничего…Они не видели, как живёт народ Ирана, они не видели тех людей, кто все эти десятилетия боролись храбро из подполья с людьми, обманувшими всех в 1978 г.; они не были в декабре 2017 г. на Майданэ-Шах, чтобы взглянуть в глаза людям, вышедшим на первый (малый) этап Иранской Прогрессивной Социальной Революции…

Декабрьские события 2017 г., наглядно всему миру, проходившие в Иране, — не меньше, чем первая организованная несанкционированное массовое, во многом — неграмотное и стихийное, действие «народной армии», объединяющей разнородные прогрессивные оппозиционные, по большей части сформированных подпольно.

Безусловно, мы наблюдали, — построение, — пусть пока некрепкого, — но фундамента для грядущей Прогрессивной Социальной Революции в Иране, которая сегодня постепенно набирает силы, как самостоятельно, так при помощи революционного интернационалистского движения Юго-Восточной и Западной Европы, экономическую поддержку различных некоммерческих организаций многотысячной диаспоры иранцев Канады.

Иранскому обществу в качестве непреложной истины постоянно преподносится мысль о недопустимости проявления недовольства сложившейся в стране экономической и политической ситуацией, необходимости демонстрации единства и сплоченности перед врагами государства и революции, общество пытаются мобилизовать на борьбу с внешними и внутренними врагами. Между тем, в стране не только не реализованы положения о справедливом обществе, где граждане имеют равные права на достойную жизнь.

Как почти любое теократическое государство, современный Иран имеет на себе все язвы восточного средневекового религиозного феодализма :Каждый третий молодой иранец — безработный. Для молодых специалистов с высшим образованием уделом становятся вакансии низкоквалифицированного, неоплачиваемого труда. Это происходит в условиях обогащения «жирных котов» посредников, зарабатывающих при покровительстве и содействии государственных структур, Меджлиса, «раздутого штата» Президента Рухани, — многомиллионные состояния. Их жизнь тщательно скрывается от общества: за фасадом благопристойного лицемерия действует правило свободного выезда в Европу и США, получение образования за границей. «Золотая молодежь» пренебрегает не только нормами религиозной морали, но и ведет разгульную жизнь, дает волю чувствам и страстям, которые нельзя показывать на виду в иранском обществе. За любым несанкционированным глотком воздуха следит «теневой верховный шейх и палач» Али Лариджани глава Меджлиса и Высшего Совета национальной безопасности, миллиарды и преступления которого можно уверенно положить на одни весы с миллиардами и преступлениями шейха Пехлеви.

Употребление спиртных напитков, наркотиков, хождение по злачным местам отпрысков знатных семей заслуживает не просто общественного порицания. В стране действует режим «насаждения нравственности», когда любого недовольного можно подвергнуть наказанию исламских судов, привлечь к уголовной ответственности за враждебные мысли или выступления.

Двойственные стандарты основываются на том, что есть покорный, воодушевляемый духовными лидерами народ и избранное меньшинство, которое стоит над законами и моралью. Жизнь большинства иранцев ухудшается, государству не хватает средств для помощи нуждающимся, для развития провинции, для поддержания приемлемых цен на продукты первой необходимости. Большинство иранцев вынуждены экономить буквально на всем, никогда не покидали места жительства. В обществе царит атмосфера доносительства, охоты на неблагонадежных.

Никто не застрахован от шельмования, изгнания с работы, судебных преследований и обысков. Революция 1979 года была связана с расслоением на богатых и бедных, социальной несправедливостью, изуверскими действиями шахской охранки «Савак». Мечтаниями и энергией народа воспользовались не только лидеры, для которых целью являлось избавление Ирана от постыдной зависимости от США и его союзников, но и «карьеристы», приспособленцы, заполнившие ряды государственных коррупционеров, нажившие состояния на страданиях и лишениях большинства населения.

В нынешней ситуации постоянно говорят о вмешательстве недругов Ирана из-за рубежа, происках врагов революции, но тот, кто выходит на улицы не является наймитом Запада, чтит традиции исламской цивилизации и искренне обеспокоен своей судьбой, думает о лучших перспективах для своих детей. Господствующий режим старается отделаться обвинениями, развязать волну репрессий против недовольных, остается глухой к требованиям населения, организует многолюдные митинги в свою поддержку.

Проявляется слабость режима, который вместо того, чтобы подумать о выходе из сложившихся проблем, волнующих людей, помимо использования репрессивного аппарата задействовало мощную пропагандистскую машину, усилила контроль за настроениями людей, может углубить внешнеполитические авантюры с целью держать иранский народ в состоянии постоянного напряжения, блокады. Миллионы иранцев приветствовали снятие санкций, что, казалось бы, дает возможный повод для действий во имя экономического процветания, поднятия жизненного уровня населения, решения социальных проблем.

Похоже, нынешний режим оказался не только не готовым к политике реформ, но и превратился в сословие «вечно властвующих», для которого иранский народ полезен только в качестве «безропотного стада». Остается только надеяться, что рано или поздно большинство иранцев осознают необходимость перемен и эти перемены связаны не с усилением нравственной и политической диктатуры. Для страны с богатым культурным наследием, массой образованных энергичных людей, с реальными возможностями экономического роста может открыться другое будущее — Ирана как общества, привлекательного и для самих иранцев, и вызывающего симпатии со стороны других государств.

Молодежь активно ищет альтернативу и весьма показательно, что во время недавних беспорядков объектами нападений в первую очередь становились религиозные школы медресе. Уже не устраивает не только уровень жизни (который значительно ниже, чем в соседней Турции), но и идеологические установки. Если для поколения конца 70-ых годов прошлого века Ислам был ответом на все вопросы (прежде всего, вопрос преодоления социального неравенства), то для нынешнего поколения это тормоз в развитии.

Неслучайно, сейчас иранские власти проводят превентивные операции в иранских университетах, чтобы не дать сформироваться общей идеологии протеста. Какой она может быть? Идеи либерализма известны в Иране давно, и «Исламская революция» во многом начиналась именно как движение недовольных либералов, официально поддерживаемых США. Но сейчас у этой доктрины в Иране немного приверженцев, недоверие к Западу остается общенациональной чертой. На передний край протеста неизбежно выйдут левые, которые будут действовать под лозунгами светской власти. Можно часто услышать. Что все структуры протеста в Иране давно разгромлены. Но, в действительности, коммунистическая партия Ирана Народная партия Ирана «ТУДЕ» с 1992 года действует и вне страны и оказывает серьезное на собратьев на Кавказе, Европе и в Канаде. Но в Иране всегда были сильны традиции левацкого протеста и ведущей силой здесь были «Организация Моджахедов Иранского Народа» (ОМИН).

«Организация Моджахедов Иранского Народа» первой стала в оппозицию к режиму аятолл и в 1981 году провела теракт с целью ликвидировать аятоллу Хомейни. Иранские власти официально в 1981 году заявили о разгроме структур моджахедов, но последние события показывают, что многие активисты смогли сохраниться в подполье. «ОМИН» категорически опровергает информацию о получении финансовой помощи со стороны Саудовской Аравии и стран Персидского залива и старается представить себя патриотической организацией, действующей прежде всего в интересах рабочего класса и студенчества Ирана.

Есть в Иране и другие претенденты на роль лидеров протеста. И прежде всего среди них армия «Народных моджахедов Ирана» — это запрещённая в стране группировка радикалов, исповедующая смесь марксизма и секулярного исламизма. Официальный Тегеран обвиняет их в основных терактах в стране. Именно Красные Боевики «Народных моджахедов Ирана», как считают официальные лица Тегерана, стоят за всеми терактами последнего времени, начиная с 1994 года, когда смертник подорвал себя в мечети имама Резы. Тогда погибло более 20 человек, после чего власти объявили настоящую охоту на Красных Боевиков «Народных моджахедов Ирана», которая ведётся с весьма переменным успехом не проходит и года, чтобы исламомарксисты не напомнили бы о себе очередным взрывом. МКО вместе с городскими либералами были основной ударной силой выступлений 2009 года против переизбрания Ахмадинежада.

Сейчас иранские власти пытаются после протестов подавить его дальнейшие зачатки: так официально заявлено об увеличении привилегий для карателей КСИР. Но эти меры явно недостаточны и не смогут успокоить растревоженное иранское общество. Снятие санкций и проведение либеральных реформ президентом Рухани неизбежно приведет к росту социальной напряженности и новым вспышкам протеста.
Безусловно, именно прогрессивные левые силы будут направлять эти протесты. Ясно одно: Иран уже вступил в крайне неспокойную эпоху. Эпоху Прогрессивной Социальной Революции.

Товарищ Теймури (Иран, Коммунистическая Народная Партия «ТУДЭ»)
Специально для resistentiam.com
адаптированный перевод с фарси — Алан Архонский

Spread the Revoluton
  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    5
    Поделились

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.